Зарегистрировано: 1518 человек | 1803 организации | 659 объявлений. Сейчас в Улан-Удэ 21:25, 20 ноября 2017 г.
скрыть / показать
ГлавнаяСтатьиТуризм → Из Красноярска на Байкал и в Баргузинскую долину

Из Красноярска на Байкал и в Баргузинскую долину

Из Красноярска на Байкал и в Баргузинскую долину
Notice: Undefined variable: class_list in /home/inuu.ru/www/components/functions.php on line 526

Notice: Undefined variable: classes in /home/inuu.ru/www/components/functions.php on line 534

Notice: Undefined variable: j in /home/inuu.ru/www/components/functions.php on line 534
Автор маршрута: Navigator.Маршрут: Красноярск — Иркутск — Култук — Тункинская долина — Улан-Удэ — Иволгинский дацан —Усть-Баргузин — Баргузинская долина — п. о. Святой Нос — Иркутск — Красноярск.Машины: Isuzu Bighorn, Suzuki Escudo, Nissan Wingroad, Subaru Forester.Экипажи: десять человек.Большое спасибо: Эле из Иркутского промальпцентра: http://promalp.baikal.ru/art/07/0510/index.phpи составителю путеводителя «Байкал» С.Н. Волкову. Их информация была основой при составлении маршрута.Красноярск нас провожал дождём, и тучи не расходились километров 200. Мы ехали не торопясь — впереди, казалось, ещё столько времени! — смотрели по сторонам, пофотографировались под Канском на фоне радиолокационных станций, сделали привал на Бирюсе, а потом начался тот участок трассы М-53, о котором рассказывают все, кто ездил в Иркутск. Все мы о нём слышали, но действительность превзошла ожидания. Ямы на асфальте такие, что можно подвеску оторвать. Ехали змейкой, благо встречных машин было мало. Но чаще на дороге асфальта совсем нет, а лежит гравий, так и тряслись по камням со скоростью 50-60 километров в час, поднимая за собой тучи пыли.Уже под вечер перед нами появилась ТУЧА, огромная, чёрная. Впервые видели, как молнии рассыпались в небе на части. Ехать туда не хотелось ни водителям, ни машинам. Хорошо, проехали этого монстра до темноты, нашли место для стоянки, приготовили ужин. Место было не туристическое, в стороне от трассы возле деревни Килим, и проезжающие мимо машины притормаживали, рассматривая наш бивуак. На всякий случай «заслонили» палатки машинами и, прислушиваясь, легли спать. Но, оказалось, опасались зря, утром пастух гнал мимо стадо, постоял с нами, поговорил весьма доброжелательно. Вчерашний дождь сослужил хорошую службу — он прибил пыль на дороге, мы без проблем проехали остаток бездорожья и наконец-то вырвались на асфальт в районе Тулуна.На обратном пути нам так не повезло — дорога была сухая. Мы ползли за четырьмя фурами и никак не могли их обогнать: пыль была такая, что обочины не видно. Хорошо, во всех четырёх наших машинах были рации, и водители могли переговариваться между собой. Когда один, самый смелый, при нулевой видимости смог пробраться вперёд, потом по рации сообщал остальным о возможности обгона. Так и прорвались.Иркутск проехали без остановки и сразу по трассе М-55 направились на юг, на западный берег Байкала. Очень красивая дорога, с ровным асфальтом, но узкая и с крутыми поворотами.На фотографии самый прямой и самый широкий участок дороги.К Байкалу приехали почти вечером, на смотровой площадке у Култука (98 км от Иркутска) купили копчёного омуля и расспросили, где можно пересечь Кругобайкальскую железную дорогу, чтобы подъехать к берегу. Лагерь поставили за посёлком у пристани. За ужином наблюдали за приближавшейся тучей. Дождь разогнал всех по палаткам, шёл всю ночь, дул ветер, но утро было отличное — голубое небо, белые облака. Так нам везло всю дорогу — дождь ночью, а утром или облака или солнце. И только в последний день почти всё время ехали под дождём, но мы уже уезжали.На следующий день мы повернули от Байкала на запад на трассу А-164, в Тункинскую долину. Тункинская долина с двух сторон ограничена хребтами Восточных Саян, справа Тункинские гольцы — высокие горы с голыми каменистыми вершинами, а слева менее высокий поросший лесом хребет Хамар Дабан (Ореховый перевал). В районе самой высокой горы перевала из озера вытекает река Иркут, собирает все ручейки в долине, но, не доходя 20 километров до Байкала, поворачивает и течёт к Ангаре. Дорога идёт вдоль реки, когда её строили, в асфальт добавляли крошку белого саянского мрамора, и в солнечный день она блестит так, что разметку не видно.На въезде в Бурятию на холме рядом с дорогой увидели первую буддийскую ступу — Даши Гама (множество дверей счастья), рядом с которой расположен кордон Тункинского национального парка. Разовый сбор был 50 руб. с человека.Планировали посмотреть сакральное место «Буха-Нойон» (бык-хозяин), где на склоне хребта на высоте 1500 метров построена буддийская кумирня, а от неё вниз тянется пятно белого мрамора. Подниматься на эту гору запрещено. Мы думали подъехать поближе к горе, но две женщины, у которых хотели расспросить дорогу, заметив наш интерес к этому месту (мы рассматривали его в бинокли), побыстрее прошли мимо, и мы решили — нельзя, значит нельзя и поехали дальше.Бурятия — страна непуганых коров. То и дело мы продирались сквозь стада. Коровы меланхолично стояли на дороге и пропускали машины очень неохотно. С обеих сторон дороги огорожены пастбища. Забор из толстых брёвен, положенных друг на друга и построен не по прямой, а бесконечной буквой WWWWW.Следующая остановка была в Аршане (целебный источник) — через 84 км от Култука поворот направо в сторону Тункинских гольцов.Думали, это будет маленькая деревушка с горячими родниками, а нашли целый курортный посёлок: санатории, бюветы с горячей и холодной минеральной водой, ванны для купания. Сюда можно приехать как по путёвке, так и дикарём. Местное население настроило гостевых домиков и на въезде зазывают приезжающих.Мы оставили машины у входа в санаторий, а сами пошли искать жильё. Перешли мост через Кыргангу, свернули налево и пошли по улице Заречной, расположенной вдоль берега реки, рассматривая разные варианты. Наконец увидели на деревянной дощечке надпись «Банька», постучались и не захотели уходить. Два домика, построенные между соснами, деревянная баня, место для шашлыка и шум речки, текущей сразу же за забором. Милая хозяйка Людмила баньку приготовила, наконец-то отмыли дорожную пыль.На следующий день разделились — часть пошла в горы на Пик любви (высота 2 500 метров), необыкновенно красивое место.А остальные сходили на службу в буддийский дацан (тропинка начинается на правом берегу Кынгарги от моста прямо), на выступление монгольского ансамбля (там же), к источникам и к водопаду. В глазном источнике поймали пузырёк поднимающегося газа и промыли им глаза, а потом положили мелочь на место для приношений.Вечером нашли частный музей корнепластики (недалеко от въезда в посёлок направо за санаторием «Саган Дали»), а на обратном пути сходили на Красный мост. О нём очень поэтично рассказала женщина, продающая сувениры у глазного источника: «Встаньте на этот мост, повернитесь к ущелью, посмотрите на эту красоту и просите у бога, всё, чего захотите!» Мы попросили удачной дороги.На следующий день поехали дальше, вверх по Тункинской долине. По дороге останавливались в культовых местах, расположенных вдоль дороги.В курорте «Нилова пустынь» (поворот в пос. Туран) с радоновыми источниками останавливаться не стали, проехали дальше вверх по течению реки Ихе-Угун в буддийский дацан, в котором построена Намжал-ступа (ступа долголетия). В позной, расположенной рядом с дацаном, нам посоветовали проехать ещё семь километров до деревни Хойто-Гол, в музей бурятских казаков хонгодоров. Очень понравился и сам музей, и долина, в которой расположена деревня. Местные жители подрабатывают тем, что на лошадях сопровождают туристов в долину с Шумакскими источниками.На обратном пути заехали к источнику в посёлке Жемчуг, но в душ, построенный над источником, заходить не стали: очень много людей, шума, пыли.За два дня мы соскучились по Байкалу и твёрдо решили сегодня сделать стоянку на берегу. Становилось всё темнее, а слева вдоль трассы М-55 мы видели железную дорогу и ни одного переезда, поэтому приходилось ехать всё дальше и дальше. Наконец, заметили поворот к пос. Мурино, сверились с картой и поехали искать место стоянки. Но на берегу был занят каждый пятачок, на котором можно поставить палатку, а у нас было пять палаток и четыре машины! Мы разделились и поехали в разные стороны вдоль берега, однако везде видели палатки и огоньки костров. Хорошо, удалось найти базу отдыха, где согласились не только нас приютить на ночь, но и разрешили натопить баню и продали четыре килограмма свежего омуля. Ужинать сели в 12 часов ночи, потом быстренько помылись и спать. Утром встали и тихонько, чтобы не разбудить остальные экипажи пошли к Байкалу. Оказалось, спать остались только самые молодые, а остальные уже сидели на берегу и наслаждались солнечным утром.В этот день мы не торопились. Дорога предстояла не очень длинная, поэтому мы сначала искупались недалеко от базы, потом нашли ещё один поворот к Байкалу и снова устроили привал, купались, отдыхали, собирали камни. Камни на берегу очень красивые — блестящие, с вкраплениями слюды.В этот день мы хотели посмотреть Байкальские соры и полуостров Карга — песчаные косы, очень длинные и очень тонкие, в некоторых местах ширина косы не более 8-10 метров. Приехали в пос. Посольск и сначала зашли в Спасо-Преображенский монастырь, основанный в XVII веке на месте убийства русского посольства, направленного в Монголию и Китай. Монастырь ещё реставрируется. Постройки XVII века отличаются от современных, у них нет блестящих куполов, вычурности, они строги и удивительно гармонично выглядят как снаружи, так и внутри — белые стены, крыши покрашены в синий или зелёный цвет, без лишних украшений, но какие-то лёгкие, воздушные.Мы прошлись по двору, женская часть команды поднялась внутрь храма, удвоив число паствы, присутствующих на службе, потом обогнули монастырь и выехали на берег. И сразу, бросив машины, пошли по песку полуострова. Справа плескался Байкал, слева — залив, а полоса земли шла далеко, далеко. И солнце садилось, и кричали чайки.До конца косы не дошли — километров через пять наткнулись на рыболовецкий стан и повернули обратно. Ночёвку устроили здесь же, в начале полуострова, а утром смотрели, как сквозь поднимающийся туман проступают стены монастыря и крыши храма.На следующий день мы повернули в Улан-Удэ, планировали погулять по городу, зайти в музеи. Но было так жарко! Мы купили по мороженому и спрятались в тень, рассматривая площадь и огромную голову Ленина высотой около восьми метров.Потом прошлись немного по городу побыстрее сели в машины под защиту кондиционеров и поехали в этнографический музей (пос. Верхняя Берёзовка). Он расположен на довольно большой территории под открытым небом. Культура исконных народов Забайкалья представлена довольно скудно, зато коллекция старорусских домов и построек замечательная.А кафе, расположенное у входа в музей, получило твёрдую «четверку с плюсом». Солянка там была…Ночевали на берегу Селенги. Сначала огорчило количество отдыхающих, но вскоре все разъехались и осталось 2-3 палатки. Вечером поднялись на сопку, посмотрели на изгибы русла реки, нашли камень со старобурятской письменностью, недавно написанной масляной краской и шаманский обо (обо — местопребывание духов-хозяев местности, может быть сложен из камней, но этот был из палок, поставленных и торчащих в разные стороны с привязанными ленточками), а рядом с ним буддийскую ступу.Ещё вечером мы разглядывали в бинокль и пытались угадать, что за белые камни видны на соседней сопке, поэтому с утра отправились посмотреть. Оказалось, мы нашли культовое место «стоянка Гэсэра». (Гэсэр — это мифический, былинный герой в Бурятии, Туве, на Алтае. У Рериха есть картина «Меч Гэсэра».) По легенде, это место, где Гэсэр-хан отдыхал, привязав своих небесных коней. Комплекс состоит из беседки, четырёх огромных сэргэ (коновязей) и черепа лошади, лежащего на камне. Ну и, конечно, ленточек, привязанных всюду.Но разглядывали это место недолго, потому что была суббота 25 июля — праздник Майдари — хурал и мы поехали в Иволгинский дацан, расположенный недалеко от Улан-Удэ. В этот день в разных частях дацана проходят разные ритуалы, выводят зелёного коня (ненастоящего) с телегой, украшенной ленточками, ламы читают молитвы, толпа людей совершает кору — ритуальный обход комплекса по ходу солнца.Всё ярко, красочно, совершенно непонятно. В одном из храмов увидели мандалу — орнамент, символизирующий чистые земли будд. Он был выполнен из разноцветного песка, но мы бы не догадались об этом, если бы не несколько, наверное специально, просыпанных песчинок, это был словно вытканный ковёр.В этот день верующим открывают доступ к телу хамбо — ламы Даши-Доржо Итигэлова. Итигэлов был главой буддистов Восточной Сибири в 20-ых годах., ушёл из жизни в 1927 году, читая молитву и медитируя в позе лотоса. Так его и поместили в саркофаг и закопали. В своём завещании Итигэлов наказал прийти за ним через 30 лет, но в 50-ых годах в нашей стране это было невозможно. И только в 2002 году его тело извлекли, и оказалось, что в нём не только нет следов разложения, но и присутствуют характеристики живой материи. Это не мумия, в клетках есть влажность, его не хранят, как Ленина, в саркофаге, а, наоборот, на праздники выставляют на всеобщее обозрение. Учёным особенно не дают его исследовать, только ногти и волосы, говорят, что нетленность подтверждает справедливость учения Будды. В очереди к телу стоят по 5-6 часов, но двум нашим дамам как-то удалось попасть в начало очереди и часа через 2 они вышли из храма. «Нет, — сказали они, — он не оживёт». Мы не спорили.Дорога вела нас от Улан-Удэ обратно к Байкалу. Мы ехали вдоль песчаного берега, поросшего соснами. За посёлком Гремячинск нашли место и устроили лагерь. Здесь мы простояли весь следующий день — отдыхали, купались, рассматривали берега Ольхона, расположенного на противоположном берегу.Но стоять было скучно, все уже привыкли к дороге, новым местам, впечатлениям, поэтому с утра быстро снялись с места и поехали дальше.Почти весь день ехали вдоль Байкала, останавливаясь время от времени в тех местах, где просто невозможно было не остановиться и не сфотографировать.Прогулялись по урочищу Песчаные Бугры, где на песке пытаются расти сосны и кедры. Нашли ходульные деревья — ветры выдули почву и оголили корни. Так они и стоят, возвышаясь над землёй на 1-1,5 метра. Самые известные ходульные деревья находятся на северном берегу Байкала, в бухте Песчаной.Не доезжая Усть-Баргузина, заехали в кафе на стене которого было написано «Горячие позы», эта вывеска повеселила многих путешественников. Сразу за заправкой около кафе повернули на ГСД (грузосборочная дорога) в сторону от Байкала в Баргузинскую долину. Планировалось проехать по левому берегу реки Баргузин до конечной точки нашего путешествия, там переехать на правый берег и вернуться к Байкалу, но в Интернете прочитали, что два моста через небольшие речки, впадающие в Баргузин слева, два года назад были разрушены, и отремонтировали ли их, мы не знали. Пыталась спросить у местных, но разговор, в разных вариантах повторялся примерно такой: «Вы не подскажете, мы можем проехать вот так? (показываю по карте) — Да, конечно.— И мы сможем проехать до Умхэя по ЭТОМУ берегу Баргузина? — Да. — Но мост через Аргаду разрушен? — Да. — А как мы проедем? — Вам надо переехать на другой берег Баргузина и там есть дорога».Стало понятно, что нужна помощь. И она пришла в виде двух машин — фуры, тащившей какое-то оборудование и красной «Нивы», их водителей и чуть подвыпивших пассажиров. Разговор начался с вопроса: «А вы почему здесь не бурханите? Видите — святое место?». А потом мужчина увидел наши номера, оказалось, он до пенсии жил в Красноярске. Его спутник раньше был главой этого района, и он нарисовал схему проезда с ориентирами, что очень помогло — указателей на ГСД нет! Большую часть пути мы ехали по этой, теперь почти заброшенной дороге. Раньше по ней ездили, но сейчас выбитым асфальтом и участками гравийки она очень напоминала нам трассу М-53 от Тулуна до Нижнего Ингаша. ГСД и прежде была узкой, а теперь заросла так, что в некоторых местах мы царапали машины ветками кустов. Следуя плану, мы повернули направо у горько-солёного озера, берега которого были покрыты пеной, и поехали в сторону деревни Суво.Там, на степных склонах сопки у подножья Икатского хребта, под действием воды и ветра каменные останцы превратились в причудливый замок.Мы долго бродили между камнями, пугая ласточек, устроивших гнёзда в расщелинах скал.С утра мы продолжили путь по грунтовой дороге вдоль Икатского хребта. Недалеко от пос. Суво находится святыня Баргузинской долины — камень Бухэ-шулун (Бык-камень). Считается, что дух этого камня — хозяин долины. По легенде, когда буряты расселялись в долине, на зиму они перегоняли свой скот. Один бык не захотел покидать долину, и, несмотря на то, что его трижды насильно пытались увести, всякий раз возвращался, пока не превратился в камень. Теперь этот камень считается сакральным местом, огорожен и вся изгородь обвязана лентами и хаадаками (широкий атласный шелковый шарф, который преподносится почётному гостю или духам местности или предков в качестве символа уважения, добрых намерений).В Баргузинской долине много рек, они стекают с гор и впадают в Баргузин. Летом это небольшие, часто едва заметные ручейки, но по руслу видно, какая огромная сила бушует в них весной. Все мосты, несмотря на ширину реки, деревянные, некоторые уже давно не ремонтировались, с подгнившими досками.Но конструкция мостов впечатляет. Мы долго ходили под самым длинным мостом через реку Ина, рассматривали, как сложены опоры, пролёты. С обеих сторон реки находится сад камней — на площади около 10 квадратных км разбросаны огромные каменные глыбы.Баргузинская долина очень красива, но, наверное, из-за удалённости, туристы её посещают мало. Деревни, через которые мы проезжали, создают тяжёлое впечатление: ни одного дерева, скот ночует прямо на улице и всё покрыто слоем подсохшего навоза. Жители удивлённо провожали взглядом наши машины, какой-то уже выпивший, подумав, что едет начальство, спешно прятал бутылку в карман. Больших стад мы не видели, а земледелием здесь заниматься очень трудно — почва песчаная с камнями.Где-то в районе Ины просёлочная дорога незаметно привела нас к ГСД, а по ней мы доехали до моста через Баргузин.Перебрались на правый берег и поехали дальше по хорошей асфальтированной дороге в сторону пос. Курумкан. Именно здесь, в маленьком придорожном кафе были самые вкусные позы из всех, которые мы пробовали за всё путешествие. Пока часть команды наслаждалась долгожданным обедом, мы отправились узнать, как проехать к барханам. Решили, что наиболее точно ответят в районной администрации, туда и пошли. Сначала нас долго расспрашивали о причинах и целях поездки, потом отправили в отдел по молодёжной политике, спорту и туризму. Как мы поняли из разговора с Гармаевым Дабой Бодиевичем, администрация района очень заинтересована в развитии туризма. Сначала он хотел отвести нас к главе администрации, потом сетовал, что не может поехать с нами сам или хотя бы дать провожатых (мы отказались). В конце он подробно рассказал о дороге, нагрузил рекламными проспектами и проводил до машины. Мы в ответ клятвенно обещали написать отзыв о поездке и рассказать об удивительной красоте Баргузинской долины. Даба Бодиевич, выполняем обещание!От Курумкана дорога лежала до Сахули (конец асфальта, начало грунтовки), где можно было снова переехать на левый берег Баргузина и, держа направление немного обратно (вниз по течению Баргузина, всегда правее) доехать до места, где песчаные барханы переметают дорогу. Не доезжая до Сахули прямо у дороги увидели большой красивый дацан. На вывеске на русском, бурятском, английском и старобурятском языках было написано: «Российский международный буддийский медитационный центр по сутре и тантре». Мы вспомнили увиденные бурятские деревни, того забулдыгу с бутылкой и подумали, что бы он ответил, спроси его о сутре и тантре? Кстати, это был единственный дацан, ворота которого были заперты.От моста до песков ехали минут 30. Потом все долго бегали по песку, прыгали с барханов, пытались заехать машинами, но колёса вязли, и забраться на вершину удалось только «Isuzu». Очень много фотографировали — песок бархана, подёрнутый рябью, с чахлыми травинками, а за ним вершины Баргузинского хребта, покрытые снегом.Баргузинская долина богата минеральными источниками и лечебными грязями. Мы планировали посетить три источника в самом конце долины. К повороту на турбазу «Алла» (ударение на последний слог) подъехали к вечеру.Просёлочная дорога вела сначала по полянам, поросшим молодыми соснами, а потом мы въехали в Аллинское ущелье, дорога пошла на подъём, мы пробирались через камни и выступающие корни деревьев. Казалось, давно проехали необходимые семь километров, и уже стали думать, что перепутали дорогу. Но тут увидели ворота с надписью «Добро пожаловать», поляну, три домика и скалу, покрытую туманом.Нам выделили один из домиков с большой общей комнатой и нарисованным очагом, почти как у папы Карло. По крутой лестнице мы спустились к реке, нашли несколько источников на берегу — ямки, заполненные горячей водой разной температуры — от просто горячей до очень горячей. Над каждым надпись с показаниями «для печени», «для глаз», «от заболеваний ЖКТ».Здесь же, у воды, стоял старенький домик, построенный прямо над источником. В маленькой комнате было очень влажно и пахло сероводородом.Мы по очереди спускались в деревянный сруб, садились в горячую воду и наслаждались. Утром шёл дождь и идти по траве три километра к водопаду не хотелось, да и основное, ради чего мы приехали в «Аллу», было совсем рядом: в посёлке, расположенном недалеко от турбазы, живёт шаман, который камлает бездетным семьям. А рядом с турбазой на берегу реки находится священная роща, где он проводит обряд. Если всё проходит удачно, семейная пара должна вернуться в рощу и повесить на дерево люльку с куклой. Вот туда мы и хотели сходить. На деревьях, обвязанных ленточками, висели люльки с кукольными младенцами, некоторые совсем старые, покосившиеся, засыпанные хвоёй и веточками.В «Алле» можно было бы остаться подольше, сходить в горы, посмотреть водопад, порыбачить, но времени было мало, и мы поехали дальше.Следующий источник — Кучегэр. В отличие от «Аллы», это был уже почти курорт — аккуратные домики, столовая, где можно приготовить пищу (самим), телефон, душ. Несколько домиков с ваннами и лечебными грязями и источники с питьевой водой, над которыми повешены ковшики и дощечки с показаниями. В основном, как мы поняли, здесь лечат опорно-двигательный аппарат — рядом с барисой, усыпанной деньгами, сигаретами и конфетами, стояло дерево, к которому были прислонены палочки и костыли. Этот источник тоже сероводородный.Последний источник Баргузинской долины — Умхэй. Он расположен на острове посредине реки. Мы не планировали оставаться на ночь, поэтому не стали искать брод, оставили машины на берегу и по подвесному мостику перешли реку.Это был самый ухоженный курорт, клумбы, дорожки, чистенькие домики, ванны, отделанные панелями.И тёплое озеро, образованное источниками. Оно неглубокое, но температура около 40 градусов и лежать в нём тепло и приятно.В этот день мы торопились вернуться к Байкалу, но всё же сделали ещё одну остановку. В 2004 году какой-то охотник, бродя по лесу недалеко от деревни Ярикто, увидел камень, а на нём ему почудилось изображение беременной богини Янжимо (в индуизме Сарасвати — богиня милосердия и плодородия). Ламы приехали туда только в 2006 году, освятили это место, позднее у тропинки, ведущей к камню, построили дацан. От дацана до камня идти около 700 метров по лесу. На всех камнях вдоль дорожки лежат мелочь, конфеты, печенье и другие подношения. Вдоль ручейка из камешков собраны сотни больших и маленьких обо. Чем ближе мы подходили к камню, тем больше было подвязанных ленточек и хаадаков, а около самого камня на деревьях не осталось живого места, всё было белым, синим, красным. Их было тысячи, они висели десятками на каждом дереве. Темнело, и голос какой-то птицы напоминал речитатив лам, читающих мантры (может, это в дацане время от времени включали запись). Это было впечатляюще.Мы гнали машины, торопясь засветло вернуться к Байкалу. Но к кордону, отделяющему заповедник, добрались только в сумерках.Пока оформляли проезд (въезд платный, 100 рублей с машины разово и 50 с человека за сутки), стало совсем темно. Мы приехали на Святой нос — конечной точке нашего путешествия. Святой нос — полуостров, соединённый с берегом длинным, 20-километровым песчаным перешейком. Это гористый полуостров, с крутыми, обрывистыми берегами. Длина — 53 километра, ширина около 20. Из-за наступившей темноты до полуострова мы не доехали, а остановились на солёном озере перед перешейком (озеро целебное, в нём лечат кожные заболевания), а с утра, как обычно, быстро собрали палатки и поехали смотреть Святой нос.Машины прыгали по камням дороги, а мы рассматривали деревья, изогнутые и прижатые к земле байкальскими ветрами, низенькие, кривые.Команды двух машины, соблазнённые песчаными пляжами перешейка, остались купаться, остальные две поехали дальше на полуостров. Хотели съездить на катере в Змеёвую бухту с горячими источниками, но с нас запросили нереальные деньги за эту прогулку. Решили покататься сами. Дороги на полуострове — как американские горки — круто вверх, узенький перевал, потом круто вниз. Ехали — ехали, пока не уткнулись в большую лужу, перемешанную колёсами КамАЗа.На общем собрании решили выезжать в обратный путь в этот же день, впереди было почти 2000 километров, тем более, что нас ожидали ещё две незнакомые вещи — переправы. Первая переправа была сразу же за выездом из заповедника, через реку Баргузин.Очередь была маленькая, река неширокая. Небольшой катер резво таскал баржу, уставленную машинами, с одного берега на другой, 15 минут, и мы оказались на другом берегу.Следующая переправа в пос. Татаурово. Река Селенга более полноводная и переправа занимает 30 минут, поэтому и ждали мы своей очереди дольше, да ещё и одна из наших машин не вошла, осталась на следующий рейс. Пока ожидали отставших, узнали, что ниже по течению (около 1 км) есть ещё одна переправа.Остальная часть дороги была по знакомому маршруту. Снова остановились в Култуке на смотровой площадке, последний раз купили копчёного омуля, последний раз взглянули на Байкал.В Иркутске кто-то пошёл смотреть представление с нерпами, остальные отправились гулять по городу — слышали, что это один из красивейших городов Сибири. К сожалению, времени было очень мало, но Иркутск очень понравился — неширокие зелёные улочки со старыми домами. Очень жалели, что не было возможности побродить подольше.В воскресенье, в 14:00, мы были уже на въезде в Красноярск, оставив за плечами 16 дней дороги и чуть более 5 000 км.Итог: маршрут получился очень насыщенным, с длинными переездами. 16 дней было мало, лучше было бы три недели.Заправлялись на заправках «Роснефти». 95-ого бензина не было только в Баргузинской долине. Цена росла по мере удаления от городов, самый дорогой бензин — по 29 руб. за литр 92-ого.Из потерь — четыре пробитых колеса, причём одно сжевано в клочья ещё на трассе М-53. С шиномонтажными мастерскими в Бурятии могут быть проблемы, поэтому лучше взять ремкомплект для колёс. Нас он однажды выручил. Сами заделали дырку, до сих пор ездим.После Канска ГАИ встретили только дважды — в Иркутске и в районе Слюдянки.JPS-навигатор (хотя бы один) и рации (в каждой машине) — это очень удобно. Города проезжали, не останавливаясь и не спрашивая дорогу. Правда, «Garmin» и «Novitel» иногда спорили друг с другом. Один предлагал повернуть направо на втором перекрёстке, второй — налево на первом.Цены: В Аршане за жильё 350 руб. с человека, на турбазах и в «Алле» — по 250. В Умхее можно было остановиться за 300-350 руб. Обед в самом дорогом кафе — 170 руб. с человека, если попроще — 70-90 рублей. Самый вкусный омуль купили в Усть-Баргузине на рынке около паромной переправы.Июль, 2009 год.

Добавленные фото

Поделиться с друзьями:
Предыдущая статья Следующая статья
Экономь и процветай! цена жизни...
 
Другие статьи в рубрике «Туризм» Последние статьи
Природа
Интересное интервью про иммигрантов в Украине
"ЗА МКАДОМ ЖИЗНИ НЕТ!"
"ЗА МКАДОМ ЖИЗНИ НЕТ!"

Комментарии

Оставить комментарий

Благодарим за оставленный комментарий.
После проверки модератором, Ваш комментарий будет опубликован.
Комментарии от зарегистрированных пользователей публикаются без проверки. Зарегистрироваться
Имя:
Email:
Обработка...
[Ctrl+Enter]

Warning: mysql_num_rows() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/inuu.ru/www/components/functions.php on line 588

Войти на сайт

Логин:
Пароль:
Войти через:

Авторизация
Вверх

Не найден Flash!

Похоже, что у Вас не установлен плагин Flash. Кликните здесь для перехода на сайт Macromedia.